Биография Дмитрия Чабанова

Elser
Сообщения: 3
Зарегистрирован: 19 дек 2020, 23:28

Биография Дмитрия Чабанова

Сообщение Elser » 04 май 2021, 20:11

Биография Дмитрия Чабанова

Внушительных размеров комната, наполненная всякими аппаратами, людьми в белых халатах и человеком в строгом костюме, который активно жестикулировал руками и раздавал приказы. Все они вертелись напротив какого-то оборудования, в нем лежал человек. Это был я. Или же нет? Не уверен. Масса вопросов вертится в моей голове, все мысли перемешались в большом круговороте. Мне ввели препарат, все переживания словно улетучились. Все стало как в тумане, я никогда еще не был так расслаблен, а мое сознание вот-вот должно было покинуть тело.
“Знаешь ли, это для тебя будет хороший опыт. Уверен, ты станешь образцовым человеком Союза и подашь пример остальным. Каждый хотел бы послужить на благо партии. Соглашайся и не глупи, Родина ждет именно тебя”, – заявил ранее человек в черном строгом костюме, лицо которого я уже и не помню. А может я его вообще и не видел.


Похоже, я согласился на его предложение. Уверен, мой выбор не был ошибочным. На кону стояло мое будущее, семья. Вспомнив слова Александра Алексеевича, последние секунды собственного еще сознания, я потрачу на то, дабы напомнить себе, кем я являюсь. Меня зовут Дмитрий Чабанов, я собственно, что ни на есть обычный второкурсник университета в Москве. И вот моя история...

Детство я помню хорошо, даже очень. Запомнились моменты еще и с самого раннего детства. Жил я большом спальном районе, где было весьма большое количество моих товарищей-одногодок. И как оно обычно бывает, мы лазили по деревьям, бросались камнями и игрались в войнушки. Став несколько старше, парни начали играть футбол. Точнее начали все, кроме меня единственного. Но вот… Переключая каналы на телевизоре один за другим я наткнулся на волейбольный матч. Похоже, словно нас свела судьба. Я влюбился в этот вид спорта. Купив свой первый, дешевый мяч, я рассказал ребятам как играть. Мы начали пробовать, но им резко надоело из-за всей сложности игры. Да и у меня, откровенно говоря, не получалось вообще. Когда парни играли футбол, я оставался с мячом и стенкой, и так случалось неоднократно. Звучит печально, хотя мне тогда было весьма занятно. Вскоре, когда у меня началось получаться, мне приходилось длительное время упрашивать родителей перевести меня в спортивную школу-интернат, дабы большинство времени заниматься любимым делом. Была назначена встреча, в которой мне надо было продемонстрировать свои способности, для того чтобы тренер смог вынести свой вердикт. Я был весь на иголках, представлял себе, как буду там тренироваться, стану профессионалом. И это было мое первое большое разочарование…
“Ваш малыш не плох, что технически, что и в физическом плане, - сказал тренер команды, - но он не будет высоким парнем, а игроков в амплуа либеро нам и так хватает. Впрочем, если будет место, мы вам позвоним”.


Эти слова надолго засели в моей голове. Вернувшись домой, я не сумел сдержать слез, я же был уверен, что пройду. Впервые мне пришлось столкнуться с реальностью. Этот отказ стал моей мотивацией на годы тренировок. Я пошел в обычную секцию, где тренеру было, мягко говоря, все равно как занимаются и что делают его подопечные. Единственное, за что я могу благодарить его, это возможность заниматься в спортзале и получение необходимой литературы для улучшения своих тренировок. Став старше, я лишь только усложнял себе тренировки, да и жизнь, полагаю. Вставал в 5 утра и отправлялся на пробежки, делал я все это для того, чтобы скорее доказать что какой-то сон не будет преградой на моем пути развития в спорте. Если хватало времени, то занимался учебой, на которую мне было совершенно наплевать. Родители не сильно то и вынуждали меня, с оценками было все более-менее. Тренировки, тренировки и еще раз тренировки. Как-то так и проходила моя юность.

Поступив в университет, где была одна из лучших команд области, а то и страны, я понял, что не напрасно к этому стремился. Показывая довольно хорошие результаты, а особенно меня радовало, когда люди поражались тем, что низкий игрок может показывать такой результат на площадке. Что касается моей учебы в универе, то лекции не были для меня интересны, но все же, одну никогда не пропускал. Александр Алексеевич – человек для меня с большой буквы, даже после того как он втянул меня в этот эксперимент под названием “Совёнок”, мое уважение к нему не изменилось.

В один из самых обыкновенных учебных дней на втором курсе, этот преподаватель назначил мне встречу после пар. Помнится мне, что погода в тот день была ужасна, напоминало мне все это фильм ужасов. После того, как я вошел в комнату, в дальнем углу заметил человека, который пил кофе, лицо его было довольно сурово, словно ему сказали, что вот-вот свалится метеорит с неба, если тот, хоть немного улыбнется. Он жестом руки пригласил меня к столу, чувствуя, что разговор должен быть серьёзным, я решил начать довольно спокойно, в надежде на то, что смогу сменить обстановку.
“Александр Алексеевич, можно было бы, и выпить кофе в более хорошую погоду. Вы так не считаете? “, – сказал я с максимально натянутой улыбкой, что скорее было похоже на дурачество, чем попытка смены обстановки.
“Чабанов, думаю, твои слова здесь не уместны. Садись”.
То, что его поведение смутило меня – это ничего не сказать. Он всегда был человек-позитив, за два года моего обучения, я ни разу не лицезрел его таким суровым. Словно мне подсунули другую личность.
“Кажись, из-за меня ты попал в неприятности, прости. Есть у меня, значит, давний друг, ясно, что пашет на власть, но непонятно в каком отделе. Честно, никак не ожидал его увидеть. Мы немного поболтали, а в конце беседы, он попросил разрешения остаться и послушать мои лекции. Его мотив мне не был известен. И вот… Дмитрий. Этот товарищ, увидел наш с тобой разговор после занятий и спросил меня, чем ты меня заинтересовал. Ну, я и начал говорить, что вот такой вот наш Дима спортсмен, такой-то человек, в общем, из какого ты теста”.
“Так и…?”, – промямлил я, не понимая, к чему клонит Александр Алексеевич, но на моих нервах он играл тогда знатно.
“Он приглашает тебя взять участие в одном эксперименте. Естественно, это добровольно-принудительный процесс”.
“Значит, отказаться не имею права”, – сказал я, прервав преподавателя.
“Да-да, стоит тебе хорошо подумать. Бежать ли? Я полагаю, что ты не настолько глуп, дабы поставить крест на себе, спорте, а главное своей семье. Клеймо на всю жизнь”.
“И-и, что он еще сказал? Детали говорил? Куда идти и когда?”.
“Да, держи. Я так понимаю тебя ждут какие-то испытания, затем собеседование ”, – сказал профессор, передавая мне бумажку, там был адрес, время.
“Знаешь, я без малейшего понятия, что там будет. Советская власть, наверняка будет пудрить тебе мозги своими речами, правда мне кажется, у них есть и другие фокусы, куда интереснее. Ты это… Даже и не знаю что тебе посоветовать, Чабанов. Постарайся вспомнить, кто ты и к чему стремился все время. Вдруг поможет от нечисти советской”.


После его слов я лишь махнул головой в качестве согласия, мой взор косился куда-то в пустоту. Будто я онемел. Да и в голове, откровенно говоря ситуация была не лучше. Во время нашей беседы, я итак был не многоречивым. Теперь же, вовсе слов не находилось. У меня было кое-какое представление о нынешней власти, ровно также с их экспериментами. Жестом руки я попрощался с Александром Алексеевичем. Казалось, что дорога к моему родному двору была бесконечна, мир для меня в то время остановился. Уж сильно я не хотел со всем и со всеми прощаться. Придя домой, я поведал о всем родителям. То, что они были расстроены – ничего не сказать. Описывать все, что было в тот момент, не имею ни малейшего желания. Часы тикали, а я все ждал своего судного дня.

Все же, то ли к счастью, то ли к несчастью, я прошел все отборочные туры. Задания были легкие. При условии, если ты знаешь правило “Улыбаемся и машем”. Провалится не хотелось, так как тех, кто не прошел, или же было заметно, что субъект не хотел проходить тур с энтузиазмом, вели в какую-то комнату, которая находилась далековато от стороны выхода. Поэтому пришлось говорить насколько ты любишь нынешнею власть, и уверять в том, с каким пристрастием вы желаете помочь в эксперименте. Меня привели в помещение, которое напоминало комнату ожидания. Незамедлительно кидается однотонность всего здания. Стены, пол и потолок, были в серых тонах. В дальнем углу находилось несколько стульев выложенных в ряд, а в нескольких метрах от них красовался портрет, на котором изображен глава Союза. Присев на свое “заслуженное” место, я ожидал собеседования. Помнится, что недолго мне довелось бездельничать. В комнату вошла девушка, сказала номер кабинета, в который я сразу же и отправился. Меня ожидал сидящий мужчина в строжайшем деловом костюме. Освещение было не из лучших, то ли так запланировано, то ли правда нужно поменять лампочку. Лицо человека не видно, светильник освещал только торс и обе руки скрещенные друг с другом. Указав пальцем на стул, я в секунду же очутился на нем.
“Дмитрий Чабанов, студент, спортсмен, в общем, порядочный человек, – произнес мужчина. Голос того был груб, на протяжении всего диалога он говорил как робот, который должен был расспрашивать все по пунктикам без каких либо сожалений в мою сторону.
“ Дмитрий, вы когда-либо слышали о пионерлагерях? О “Артеке” например?
“Знаю только, что молодые отдыхали там душой и телом по полной”, – ответил я, дабы продемонстрировать свое отношение отчасти к бывалой советской эпохе.
“Ладно. Фамилия Иванов, говорит Вам о чем-нибудь?”.
“Кажись, слышал о нем в новостях. Террорист, создавший виртуальную симуляцию, вроде так”.
“Значит, долго не придется вводить в курс дела, товарищ Чабанов. Он создал пионерлагерь под наименованием “Совёнок”, туда мы запускаем людей из различных слоев нашего советского общества. Богатые, бедные, здоровые, больные. Нужно быть счастливчиком, чтобы получить путевку в это незабываемое место. Тебе всего то, нужно радоваться жизни обычного пионера. Хороший отдых, я считаю. Знаешь ли, это для тебя будет хороший опыт. Уверен, ты станешь образцовым человеком Союза и дашь пример остальным. Каждый хотел бы послужить на благо партии. Соглашайся и не глупи, Родина ждет именно тебя”.


Я согласился на его предложение, пути назад и не было. Так и началось мое приключение в “Совёнке”.

***


Проведя несколько смен в симуляции, Дмитрий пытался искать ответы, так как память о том, как он попал сюда – его покинула. Все же, недавнишняя смена кардинально отличалась от всех предыдущих. Летние вечера, ночное пение сверчков, легкая пионерская форма. Все это сменилось на холодные короткие дни, бушующие снегопады и кучу теплой одежды на пионерах. Частичную память Димы помогли вернуть два пионера, один из них его сосед Николай. Который так же сыграл весомую роль в этой смене. И изюминкой всей смены стало назначение в вожатые Антона Бордова и непонятные силы пионерки, которая не известным для Чабанова способом, вернула тому память. Впоследствии таких чуд местной природы, пионер покупает блокнот, где записывает все происходящее. В конце смены он закапывает вещицу под землю в надежде на то, что следующий раз он сможет её отыскать.


Дневник



Первая страница

Привет. Надеюсь, этот дневник попал в руки будущему мне, Дмитрию Чабанову. Мне помогли вспомнить то, что было в прошлых сменах. И то… Некоторые вещи словно как в тумане для меня. Эта смена весьма необычна для меня из-за зимнего периода. Ладно, я не так много времени здесь, может и правда, заезды бывают и в другие времена года. Антон Бордов – пионер, с которым я можно сказать заочно знаком. Хотя нет, думаю, я сказал неправильно, все-таки интересные случаи происходили временами с нами. Так вот… Сейчас он вожатый, и выглядит значительно старше. Я не понимаю, что произошло за переход между сменами. Но, честно говоря, сейчас мы хорошо общаемся. Он даже подарил мне югославское пальто и пригласил к себе в квартиру. Бордов, дал мне задачу найти личные дела нескольких ребят за минувшие смены. Все время я хотел как-то с ним побеседовать о том, что произошло и как он стал вожатым. Во время выполнения его задания, в библиотеке мне посчастливилось отыскать и его документы. Переписав на бумагу все данные, мне послышался звук открывшейся двери. Объявились нежданные гости, Максим и Кайри. Правда, здесь скорее я был незваным гостем, все-таки они здесь практически все время. В итоге, меня отпустили, бумажку я забыл на столе, надеюсь, они её не заметили. В эту же ночь мы с Антоном долго болтали обо всем и обо всех. Как-то с горем пополам я задал ему вопрос, на который хотел получить ответ. В итоге… Он сказал, что помнит все три, то ли два года жизни после смены, уже не помню, как он тогда говорил. Хочется верить, но верится с трудом. Позже, он мне поведал одну странную вещь, вопросов стало еще больше. В дальнейшем здесь будут еще страницы.



Вторая страница

Сегодня мы пошли в поход, Николая оставили за главного, я и помогал ему. Мы разожгли костер, начали болтать, когда пионеры уже мирно спали в своих палатках. Николай горел желанием погулять с Софьей. Я сказал, что он может идти, и что сам за всем присмотрю. Отдыхая возле костра, вспоминая о семье, родном доме, друзьях. Мои раздумья прервала девушка, выглянувшая из палатки. Это была Кайри. Недолго длился наш разговор, она прошептала мне что-то на ухо. В моей голове начали мерцать события, в коих я присутствую. Шепот девушки несколько раз раздался эхом в голове. Проведя кое-какое время в этом трансе, очнувшись, заметил, что Кайри уже и след простыл. Теперь я вспомнил все. Вспомнил двухголовое чудище в катакомбах, хранителей или как там их называют. Так же хорошо теперь помнятся слова СанСаныча о том, что все это симуляция. В тот момент, когда я слышал все это впервые - мне стало яснее.


Третья страница
Поболтав с Максимом Сидоруком, я узнал, что еще мало времени провел здесь. Сидорук поведал о том, что заперт здесь уже как пять лет, и Антон также. Мы говорили о жизни до попадания в “Совёнок”, говорил ему о том, как я скучаю за всем. Он пояснил мне, верить в то, что я смогу вернутся – бессмысленно. Кажись, я пообещал ему, что создам волейбольный кружок в следующей смене.
Четвертая страница( Последняя, обвести )
Сегодня Николай Штельмахер решился выйти к горе, отправившись с ним под покровом ночи, мы обнаружили дом. Кое-как сделав в жилище свет, появилась некая загадка, с которой наш дуэт не справился. Внезапно… Выстрелы! Выстрелы! Они были со всех сторон, а потом резко закончились так, как и начались. Мы выбежали из здания, пробегая без освещения по снежным сугробам и темному лесу, дабы нас никто не заметил, и очутились в катакомбах. Я вновь встретился с двухголовым чудищем. Оно резко побежало в нашу сторону и ему удалось догнать Николая. Последнее, что я увидел – удар в спину пионера. Я бежал что есть сил, остановился только тогда, когда увидел Максима в лесу. Пояснив всю ситуацию, он велел мне ждать в домике. Каково было мое удивление, когда он вернулся с Николаем. Возвратившись в лагерь, Штельмахер пошел спать, а я с Сидоруком еще длительное время бродили окрестностями, разговаривая о происходящем.

Вернуться в «Биографии персонажей»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость